Помогаем зависимым
и их семьям

ОБЪЕКТИВНАЯ ИНФОРМАЦИЯ О РЕАБИЛИТАЦИИ ЗАВИСИМЫХ ОТ АЛКОГОЛЯ И НАРКОТИКОВ


Мы свяжемся с Вами и проконсультируем,
как помочь себе и своим близким
справиться с зависимостью.

Сколько лет живут героинозависимые

Сколько живут наркоманы и от чего погибают

Большинство наркоманов живет не больше 3-5 лет после первого приема наркотика, но, конечно, есть и исключения — те, кто погибает уже через полгода или живут 10-15 лет.

Чаще всего причиной смерти становится сам наркотик — наркоманы погибают от передозировки. В результате введения слишком большой дозы наркотика происходит отравление организма. Смерть наступает из-за остановки сердца или дыхания. Часто наркоманы отравляются не самим наркотиком, а ядовитыми примесями к нему. Это может быть стиральный порошок, растворители — бензол, толуол, соли марганца, уксусный ангидрид. Токсикоманы нередко погибают от отравления растворителями.

В состоянии наркотического опьянения человек неадекватно воспринимают окружающее, поэтому очень высока вероятность гибели наркомана в результате несчастного случая, например, под колесами автомобиля или в результате падения из окна или с балкона.

Как уже говорилось, причиной смерти наркомана может стать сепсис — заражение крови, а также воспалительные заболевания внутренних органов, патология печени.

Итак, подведем итог нашего разговора.Если вам предлагают попробовать наркотик, вы должны вспомнить и четко осознать, что наркотик — это не детская шалость, не игра, которую можно потом по желанию прекратить, не удовлетворение любопытства под девизом “человек должен все попробовать в жизни”, не приятное времяпровождение, и не источник авторитета.

Наркотик — это орудие медленного и неотвратимого (а для кого-то и быстрого) самоубийства. Вы должны помнить, что уже после первого приема вы скорее всего не сможете себя контролировать, не сможете остановиться и скоро потеряете все: здоровье, молодость, друзей, хорошее самочувствие, умение думать. В конце концов вы потеряете и жизнь. В лучшем случае через несколько лет вы превратитесь в калеку, полуидиота и вора, опуститесь на самое дно жизни. А оттуда редко кто возвращается.

Единственный способ не стать наркоманом — не пробовать наркотик вообще.

Наркологический центр — лечение наркомании и алкоголизма — помощь нарколога — Украина. Поддержка — Exluziv

Отрицание как главная причина наркомании

Почему у одних шансов стать наркоманами больше, чем у других? Тому есть масса медицинских объяснений, и одно — главное — скорее имеет отношение к психоанализу, чем к медицине

Главный нарколог России Евгений Брюн рассказал журналистам о том, как важно в рамках борьбы с наркоманией продавать любые лекарства по рецептам (в первую очередь кодеиновые препараты против кашля, а потом и все лекарства вообще). Также он призвал родителей анонимно тестировать детей на употребление. Всего в стране зарегистрировано 550 тысяч больных наркоманией, сказал он, от наркозависимости страдает около 1 процента населения (1,3 миллиона человек), а кроме того, наркотики употребляют от 3 до 4 миллионов россиян. «Это не очень высокий показатель, у нас не больше наркоманов, чем в Европе или в Америке», — резюмировал Брюн.

Не знаю, с чего и начать. С того ли, что 550 тысяч — цифра, которая не отражает вообще ничего, кроме нехватки ресурсов наркологических диспансеров? Они способны в год пролечить не более 50 тысяч человек. То есть даже тех, кто добровольно обратился за помощью и встал на медицинский учет, в нашей стране в 11 раз больше, чем система здравоохранения способна лечить (вопрос о качестве этого лечения, не соответствующего никаким международным стандартам, оставим).

Или с того, что на самом деле в России не 1,3 миллиона, а от 2 до 6 миллионов наркоманов? Международная комиссия по контролю наркотиков при ООН (UN International Narcotics Control Board), которой верится больше, чем Минздраву, приводит цифры: 2,5 миллиона наркозависимых людей и 5,1 миллиона употребляющих наркотики. То есть, по самым скромным оценкам, никак не меньше 6 процентов населения либо уже наркоманы, либо стремятся к этому диагнозу (по данным той же комиссии, армия наркозависимых пополняется на 80 тысяч человек в год). Из этих шести процентов по меньшей мере два — это тяжелобольные люди.

Но не это главное. Дьявол, как известно, в мелочах. Везде наркомания разная, и в России она — героиновая. То есть самая страшная, почти неизлечимая и наиболее разрушительная во всех смыслах. По данным ООН, 90% наркоманов в России употребляют героин, поглощая пятую часть всего мирового производства. Наша страна по потреблению героина впереди планеты всей с большим отрывом: здесь его оседает втрое больше, чем в Канаде и США, вместе взятых (притом что населения у нас втрое меньше).

Тем не менее выступление главного нарколога замечательно вписывается в апрельские тезисы президента Медведева, который на заседании президиума Госсовета в Иркутске (одном из самых наркоманских городов страны) выступил, как писали в прессе, «с рядом жестких инициатив». В числе которых то же принудительное тестирование школьников, юридическая ответственность за употребление студентами, разрешение тестирования при приеме на работу, закрытие интернет-сайтов, на которых есть рецепты изготовления наркотиков, а также закрытие наркоманских ночных клубов и принудительное лечение как наказание за «преступления небольшой тяжести, совершенные в состоянии наркотического опьянения». Ни слова об ужесточении борьбы с торговлей героином, коррупцией в Госнаркоконтроле и трафиком из Афганистана. Из чего следует, что главную причину наркомании Медведев вопреки здравому смыслу видит в самих наркоманах. Во всем виноваты школьники и студенты, с которыми просто надо построже.

В начале августа в газете New York Times вышла статья доктора Фридмана, в которой он рассказывает, почему некоторые люди более других склонны к разным аддикциям, от бытового алкоголизма до множественной наркозависимости. Научно доказано, что зависимостям особенно подвержены люди с повышенной тревожностью, не уверенные в себе и неустойчивые к стрессам, психически нездоровые (шизофреники, люди с пограничными расстройствами личности). Кроме того, известно, что некоторые люди более склонны к зависимостям из-за физиологических свойств мозга: у них ученые заметили более низкую концентрацию рецепторов дофамина («гормона удовольствия»). Автор текста также упоминает, что вообще-то человек — это не мозги в банке, он в обществе живет, и потому его подверженность наркотикам сильно зависит от окружающей реальности: доступности наркоты и допустимости ее употребления.

Если оставить в стороне психологические и биологические факторы, как прочие равные в России, Америке и Европе, то на первый план выходит как раз доступность и допустимость. И пока главный нарколог страны говорит, что у нас ситуация не хуже, чем у других, а президент, сдвинув брови, рассуждает о вреде интернет-сайтов о наркотиках, я не вижу ни одной причины, чтобы тяжелой героиновой наркомании стало меньше. Потому что решение любой проблемы, как в психоанализе, начинается с осознания и проговаривания. Процент наркоманов, употребляющих производные лекарств, марихуану и все вместе взятые клубные наркотики, пренебрежимо мал по сравнению с процентом героиновых наркоманов (именно от героина, а не от кодеинсодержащих лекарств или экстази, погибает 100 тысяч человек в год). И сколько ни тестируй детей и студентов, героина от этого на улицах меньше не станет. А главный источник наркотиков — это улицы, а не интернет и не модные клубы с сомнительной репутацией.

Причина наркомании даже по законам формальной логики не может быть в самих наркоманах. Она всегда в тех, кто распространяет наркотики. И нигде в мире ужесточение ответственности за употребление не оказалось эффективным. Потому что наркоман — не преступник, а больной человек, и его нужно лечить, а не привлекать к юридической ответственности. Пока эти очевидные вещи как будто неизвестны главному наркологу и президенту страны, нет никакого повода думать, что темпы роста наркомании хотя бы начнут снижаться. За последние 10 лет она выросла вдвое.

  • Наркоманы лишили россиян обезболивающих

  • Природа желаний. Рецепт от вредных привычек.

    Было бы интересно если бы свежий прорыв в лечении рака с помощью «прививки» имунной системы распространили на отторжение героина. На сколько я могу судить, подобрав правильную «прививку» вполне возможно получить сильную аллергическую реакцию на что угодно.

    Эту реплику поддерживают:

    Это точно разрабатывается — я читал про исследования, где пытаются сделать вакцину — чтобы антитела связывали кокаин (кажется NIDA)

    Эту реплику поддерживают:

    Впрочем, понятно, что большинство героинистов сейчас же «пересядет» на другой наркотик.

    Эту реплику поддерживают:

    Прелесть в том, что в природе не так много вариантов отмычек к нашим рецепторам — потому что рецепторов не так много. Главное победить опиаты по-моему — а у остальных веществ гораздо меньшее сродство к рецепторам и соотв. последствия для жизни; а до чая, кофе и анаши у Вас к счастью не дойдут руки и они останутся для фэншуя.

    Эту реплику поддерживают:

    Илья, но нельзя же делать аллергию на опиоиды вообще — так и наши собственные опиоиды станут аллергенами. Представляете — после секса сразу сыпь на теле и температура?

    Эту реплику поддерживают:

    Юрий, мне кажется, на эндогенные опиаты никакой аллергии быть не может, хотя бы потому что они выделяются в мозге одними нейронами и поглащаются другими, в кровь не попадая.

    Эту реплику поддерживают:

    Да нет, не все в мозге. И в cпинном мозге есть, и в желудочно-кишечном тракте есть, и даже в самих лейкоцитах есть опиоиды (мет-энкефалины).

    Эту реплику поддерживают:

    я пытаюсь сказать, что не так много ээкзогенных опиоидов — их можно перечесть на пальцах двух рук — и к ним сделать вакцины

    Эту реплику поддерживают:

    Эту реплику поддерживают:

    Странная какая-то точка зрения. Предположим даже, что процент героиновых наркоманов действительно больше (мне кажется, что это далеко не факт) — и что теперь, с другими наркотиками бороться не надо? Дети, подростки — вряд ли они сразу с героина начинают.

    Если наркомания и болезнь, то чрезвычайно заразная и опасная для общества. И лечить его, конечно, нужно, но принудительно. А если не получается лечение — изолировать, как безнадежно больного.

    Эту реплику поддерживают:

    Николай, спасибо за комментарий! Я очень поддерживаю ваше желание разговаривать на языке фактов. Вот у меня есть данные комиссии ООН, которые свидетельствуют, что героиновых наркоманов — подавляющее большинство. Если вы готовы спорить, присылайте ссылки на компетентные источники.

    Бороться с другими наркотиками надо, с этим никто не спорит. Только, образно выражаясь, странно лечить насморк, когда у больного прединфарктное состояние.

    И еще, вы подняли очень интересный вопрос с тяжелыми наркоманами. Не могли бы вы немного развить свою идею насчет изоляции героиновых наркоманов как безнадежных больных? Вот те 2,5 миллиона человек — где, как, на какие средства следует изолировать от здорового населения?

    Карен, не готов спорить, признаюсь — нет у меня фактов и данных. Пусть героиновых наркоманов действительно подавляющее большинство. Ваша аналогия с насморком и прединфарктным состоянием несколько ошибочна. Я бы другое сравнение привел: если в стране ежегодно происходит огромное количество убийств, изнасилований и других тяжких преступлений, то это вовсе не означает, что нужно бороться только с ними, а хулиганство и карманные кражи оставить без внимания.

    Наркоман, в особенности тяжелый, героиновый, — опаснейшее существо. За дозу он способен убить, ограбить — вообще, все что угодно он готов сделать. Хуже того, он будет втягивать в употребление наркотиков окружающих, надеясь на этом заработать себе на дозу — будет подсаживать детей, подростков. Больной человек. Пожалейте его все.

    Клиник действительно почти нет — но не только в этом проблема. Они ведь и не хотят лечиться, хоть на каждом углу построй по реабилитационному центру. Поэтому нужно вводить принудительное лечение с насильственной изоляцией наркоманов. Средств для этого действительно потребуется немало, но выхода другого все равно нет. Не хватает денег — значит, лечение это должно проходить в условиях, далеких от санаторных, вот и все. Барак, баланда, здоровый труд на свежем воздухе.

    Эту реплику поддерживают:

    «а если не получается лечение»— а как оно может получится, если в России предлагаемые методы лечения заранее обречены на провал— кодирование, витаминотерапия, нейролептики. На всю страну- считанное количество бесплатных ребцентров, остальные- платные или религиозные. А те подходы, которые доказали свою эффективность и научно обоснованы, запрещены. Я говорю о медикаментозной терапии метадоном и бупренорфином. Так что, прежде чем изолировать и лечить принудительно, дайте

    людям доступ к полноценному качественному лечению. Прежде чем записывать человека в безнадежно больного, нужно попытаться его лечить.

    Эту реплику поддерживают:

    Мария, мне сложно говорить о методах лечения наркомании, я не медик. Бесспорно, что лечить надо. Но доступ к полноценному качественному лечению можно предоставить только тем наркоманам, которые этого хотят — а таких, насколько я понимаю, совсем немного.

    Эту реплику поддерживают:

    Николай, от желания/нежелания лечиться тут, к сожалению, мало что зависит. Точнее, почти ничего не зависит. Героин вызывает необратимые химические изменения в мозге человека. В подробности вдаваться не буду — вся необходимая информация есть в Интернете. Скажу только, что любое, самое горячее желание «слезть» перешибет абстинентный синдром, то, что в народе называют «ломкой»

    Если у медиков (отечественных или зарубежных) каким-то образом получится купировать абстиненцию, и плюс сделать так, чтобы мозг героинозависимого человека регенерировал, тогда проблема будет решена, и можно будет говорить, что наркоманы не лечатся, потому что не хотят. Пока об этом, повторюсь, речь не идет. Напротив, многие наркоманы как раз мечтают «завязать». Только не получается. По той простой причине, что одним желанием и силой воли тут не обойтись.

    Эту реплику поддерживают:

    Прекрасно, Екатерина, пусть медики ищут такое чудодейственное средство. А до тех пор, пока оно не найдено, тяжелых наркоманов нужно лечить принудительно — пусть даже методики лечения пока неэффективны, но хотя бы будет достигнута цель изоляции — наркомана от зелья, а нас всех — от его присутствия.

    Эту реплику поддерживают:

    Замечательно, Николай, медики ищут чудо-средство, а кто-нибудь другой пусть пока поищет чудо-тюрьму, в которой будут содержаться. «от 2 до 6 миллионов» человек, которых будут лечить «неэффективно, но принудительно». А главное — пожизненно, потому что механизмов самостоятельного исцеления от опиатной зависимости в организме человека не предусмотрено.

    Эту реплику поддерживают:

    Не надо «чудо-тюрьмы», хватит обыкновенной. Ну и потом — есть ведь некоторый процент излечения, пусть и небольшой?

    Эту реплику поддерживают:

    Минимальный. У. Берроуз — один из примеров. Правда, он американец, и умер.

    Насчет «обыкновенной тюрьмы» на 6 миллионов человек: лично у меня нет ностальгии по ГУЛАГу.

    Эту реплику поддерживают:

    Господа, а как Вы считатете, алкоголь — это наркотик?

    Эту реплику поддерживают:

    Думаю, что все препараты, вызывающие привыкание и обновременно измененное состояние сознания, являются нарктотическими.Поэтому, алкоголь безусловно наркотик. Есть вещества, вызывающие привыкание, но практичесмки не меняющие сознание — например табак. Поэтому табак к наркотикам отнести сложно. Есть физическкие упражнения, вызывающие изменение сознания, но не обязательно вызывающие привыкание — например холотропное дыхание, холодные обливания или секс. Это тоже некий особый подкласс наркотических средств. Туда же входит зависимость от телевизора и интеренета.

    Эту реплику поддерживают:

    Вся эта «государственная забота» и «борьба с наркоманией» являются отражением фундаментальной уверенности любого носителя тиранических ценностей в том, что человеку он сам не принадлежит. Не принадлежит человеку его тело, не принадлежит его судьба и не принадлежит его будущее. Носитель тиранических ценностей, как правило, сочетает в себе «службу отечеству», поддержку призывной армии и страшную неприязнь ко всем видам наркотических зависимостей, кроме зависимости к алкоголю. И вот, изображая Папочку, Который Знает Лучше, или Благоразумного Старшего, такой человек – и это совершенно неудивительно – фокусируется на молодых: студентах, школьниках, подростках вообще. Ведь у него работа не для человека и не во имя свободы человека, а за сохранение своих собственных тиранических ценностей, и всего, что способствует их распространению.

    Эту реплику поддерживают: Сергей Любимов

    Спасибо за интересную статью. Некоторые тезисы разделяю. К сожалению, все ссылки на цифры кажутся искусственными из-за отсутствия достоверной статистики. Остается частное интуитивное ощущение. Упоминание кодеиносодержащих резко снижает доверие к статье в связи с печальной практикой лоббирования соответствующих тем фармбизнесом тире Минздравсоцразвитием.

    Эту реплику поддерживают:

    Бороться надо прежде всего с причиной болезни, а не ее последствиями. А основная причина, по крайней мере героиновой наркомании — это огромный бизнес, который за ней стоит. Бизнес основан на поставке потребителям законодатиельно запрещенных к употреблению веществ — оттуда такие наценки и сверхприбыли, а потребитель формируется посредством сетевого маркетинга и подсаживания на тяжелый наркотик (бесплатный тест-драйв). В тесном симбиозе с этим бизнесом сосуществуют различные органы наркоконтроля и нарколечения. Такого монстра победить практически невозможно.

    Эту реплику поддерживают:

    Сергей, Вы считаете что причина только в бизнесе? А человек не может свободно отказываться от наркотика? Может быть, восприятие себя в качестве субъекта и причины своей зависимости — это выход для многих наркоманов или тех, кто может ими стать?

    Эту реплику поддерживают:

    Думаю, конечно, что основные причины экономические. Ну а психофизиологичекую природу человека он сам изменить, как правило, не может. «Привычка свыше нам дана, Замена счастию она» — это Пушкин писал не о наркотиках, но подходит.

    Эту реплику поддерживают:

    Специальный показ и обсуждение фильма «Про рок» с Антоном Долиным

    Приглашаем участников проекта «Сноб9raquo; посмотреть фильм и поучаствовать в дискуссии с режиссером Евгением Григорьевым и кинокритиком Антоном Долиным Дальше

    Вера Полозкова, Людмила Петрановская и другие замечательные люди на фестивале «Мамин день»

    Приглашаем взрослых и детей на фестиваль «Мамин день», который пройдет 26 ноября в Москве. 26 ноября –… Дальше

    Показ и обсуждение фильма «Снеговик» с Антоном Долиным и Галиной Юзефович

    Приглашаем участников проекта «Сноб9raquo; на просмотр фильма, снятого по мотивам бестселлера Ю Несбё. После показа зрители смогут обсудить кино с кинокритиком Антоном Долиным и литературным критиком Галиной Юзефович Дальше

    Балет Уэйна Макгрегора и концерт скрипача Вадима Репина на фестивале «Дягилев P.S.» в Санкт-Петербурге

    Приглашаем участников проекта «Сноб9raquo; посмотреть балет от одного из самых популярных американских хореографов Дальше

    Закрытая презентация книги Петра Авена «Время Березовского»

    Приглашаем участников проекта «Сноб9raquo; на встречу с автором книги о жизни Бориса Березовского Дальше

    Принципы подсчета рейтинга

    СамоеСамое популярное

    Как мы его определяем?

    Все очень просто. Здесь мы показываем материалы с максимальным числом просмотров за последнюю неделю. В этот рейтинг может попасть любой материал сайта, включая запись в личном блоге. Редакция оставляет за собой право убрать из рейтинга какие-то материалы, противоречащие правилам проекта, но эта мера используется только в крайних случаях.

  • Напишите нам
    Напишите нам




    Меню